КЕД: Комитет Единых Действий
в защиту социально-трудовых прав граждан
Санкт-Петербурга и Ленинградской области

[ Начало ] [ О комитете ] [ Как с нами связаться ] [ Акции протеста ]
[ Против политических репрессий ] [ Против уплотнительной застройки ] [ Из опыта борьбы ] [ Ссылки ]


 

Нет косолапым реформам!

 

 

 

Яндекс.Метрика





(L) Copyleft,
2003 - 2022

 

СЕКРЕТЫ ШМАКОВСКИХ ПРОФСОЮЗОВ

10 апреля Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР) провела всероссийскую акцию с требованием повысить пенсию до прожиточного уровня к 1 декабря 2007 года. В Москве у Дома правительства лидер ФНПР Михаил Шмаков перед 500 профсоюзными активистами и журналистами объявил ультиматум, мол, если власти не выполнят требования профсоюзов, то будут организованы забастовки по всей стране:

В Санкт-Петербурге в тот же день на аналогичную акцию только около штаба регионального отделения ФНПР - Дворца труда - собралось приблизительно столько же 500 человек. Примечательно, что при подготовке обсуждали совершенно другие адреса, другой формат и другие требования. Наиболее радикальные представители независимых профсоюзов предлагали организовать митинг у стен городского правительства или законодательного собрания и публично обсудить различные требования и варианты общегородской забастовки.

После долгих дискуссий пришли к менее решительному варианту - собраться у Мариинского дворца и потребовать от депутатов городского Заксобрания правовой ответственности за совместные решения, принятые на заседаниях трехсторонней комиссии. Потому что на практике принимаются одни решения, а реализуются совершенно другие. И никто не несет никакой ответственности. Оправили в Смольный соответствующее уведомление. Но представители исполнительные власти "из-за угрозы для безопасности прохода граждан" предложили другие места: у памятника Ленина около Финляндского вокзала или памятника Грибоедову около Театра Юных Зрителей. Не только рядовые активисты, даже руководители крупных профсоюзных объединений отказались прийти туда, вполне логично объясняя свой решительный настрой тем, что у них нет претензий ни к Ленину, ни к Грибоедову. Они считают более правильным - дать возможность каждому профсоюзному активисту открыто высказать свои претензии под окнами офисов руководителей законодательной и исполнительной власти.

Тогда чиновники из Смольного предложили профсоюзным вожакам провести свою акцию у Дворца труда. В ответ наиболее отчаянные трейд-юнионисты заявили, что они соберутся у Дворца труда, но пройдут несанкционированным маршем к Мариинскому дворцу и потребуют встречи с ключевыми депутатами Заксобрания.

Заместитель председателя регионального отделения ФНПР Галина Келехсаева срочно выехала в Смольный, чтобы обсудить ситуацию в профсоюзах, которая могла выйти из под контроля чиновников и закончиться социальным взрывом. Но ее даже не приняли, лишь позвонили ее начальнику Владимиру Дербину и в простых словах объяснили: никаких пикетов у Мариинского дворца, никаких шествий, митингуйте у Дворца труда по уже согласованным требованиям, иначе "полетят головы":

В результате на митинге больше всего было флагов "Единой России" и "Справедливой России", Владимир Дербин повторил слова своего московского босса Михаила Шмакова, "паровоз эсеров", депутат Государственной Думы Оксана Дмитриева дала пространные интервью журналистам, а рядовые участники митинга обсуждали свои варианты завершения митинга. Главным вопросом был: идти или не идти несанкционированным маршем к Мариинскому дворцу? Лишь мольбы Галины Келехсаевой и Владимира Дербина, да большое количество милиции остановило людей от радикальной акции протеста.

Характерно, что оба руководителя регионального отделения ФНПР раньше работали высокопоставленными чиновниками исполнительной власти. До Дворца труда Галина Келехсаева трудилась в Смольном советником губернатора Владимира Яковлева. На утверждении своей кандидатуры в профсоюзном руководстве она открыто заявила, что никогда не была в профсоюзах, но является активистом "Единой России", поэтому может наладить "конструктивный диалог с властью".

Владимир Дербин тоже выходец из Смольного. Пик его карьеры пришелся на май 2000 года, когда он стал вице-губернатором в правительстве того же Владимира Яковлева. С приходом Валентины Матвиенко на пост губернатора Санкт-Петербурга Владимир Дербин потерял этот высокий статус, возглавив лишь комитет по труду и социальной защите, а сентябре 2004 года написал заявление об уходе по собственному желанию. Через некоторое время, при поддержке чиновников из Смольного и своего бывшего начальника Владимира Яковлева, ставшего министром в федеральном правительстве, Владимир Дербин был избран главой Федерации независимых профсоюзов по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. В октябре 2006 года перед выборами в городское законодательное собрание стало известно о договоренности между руководством региональных отделений ФНПР и партии "Единая Россия".

Предполагалось, что выборами от Дворца труда будет заниматься Андрей Большов, исполнительный директор профсоюзного блока "Единство ради прогресса", объединяющий 43 организации. Региональные профсоюзы, действуя самостоятельно на выборах, как правило, успеха не добивались. Лишь в 1997 году "Единство ради прогресса" смог провести 18 кандидатов в Законодательное собрание Ленинградской области. А на предыдущих выборах в петербургский парламент от профсоюзного блока не прошел ни один кандидат.

Действительно, влияние и численность независимых профсоюзов России неуклонно падает: в 2000 году было 32 млн, в 2006 году уже 29,6 млн. Независимые эксперты подтверждают эти цифры. Без помощи представителей власти и бизнеса "шмаковские" профсоюзы давно бы развалились. Им помогают сохранять численность для того, чтобы, во-первых, была возможность поддерживать антинародные изменения в трудовом законодательстве, во-вторых, своей массой задавить любой трудовой конфликт на предприятии или предотвратить забастовочное движение, в-третьих, на правах собственника извлекать из профсоюзной недвижимости коммерческую прибыль. Существует реальная угроза для любого наемного работника, если он перейдет из "шмаковского профсоюза" в альтернативный, то его уволят. Простые люди уже давно не верят боссам таких профсоюзов, но внешнее давление и внутренняя оппозиция недостаточно сильна, чтобы снять Михаила Шмакова с поста председателя ФНПР.

Когда кремлевские аналитики посчитали, что поддержка руководителя регионального отделения ФНПР не является ключевой для победы на выборах в городской парламент, и отказали Владимиру Дербину быть в первой тройке партии "Единая Россия", профсоюзный босс из Дворца труда стал поддерживать другую партию власти - "Справедливую Россию".

Я так подробно описываю противоречия, шараханья и политические пристрастия руководства регионального отделения ФНПР, потому что, во-первых, профсоюзные бюрократы стараются держать в тайне от рядовых активистов процесс принятия решения и ход переговоров, чтобы получить побольше личной выгоды от "разруливания" социально-экономических проблем в виде мягких кресел в высоких политических кабинетах или возможности выкачивать из профсоюзной недвижимости максимальной прибыли для родственных частных фирм, во-вторых, подобная структура создана председателем ФНПР Михаилом Шмаковым практически во всех региональных отделениях. Ожидать от таких функционеров решительных и эффективных шагов по защите прав простых граждан, по крайней мере, наивно. Михаил Шмаков получил кресло председателя российских профсоюзов не в результате открытой борьбы за права трудящихся, а как награду за предательства своего начальника. В 1993 году во время кровопролитного противостояния между президентом Борисом Ельциным и Верховным советом РСФСР тогдашний председатель ФНПР Игорь Клочков активно поддержал депутатов и объявил о всероссийской забастовке, а его заместитель Михаил Шмаков хранил молчание. В результате Клочков ушел в отставку, а Шмаков занял его место.

Таким же путем он привел своего заместителя Андрея Исаева в кресло председателя комитета по труду и социальной политике Государственной Думы. Во время осенних акций протеста в 1998 году Михаил Шмаков стал на редкость тепло отзываться о московском градоначальнике Юрии Лужкове. С 1999 года "шмаковские" профсоюзы уже ходили одной колонной в первомайских шествиях с лужковским "Отечеством". Логичным финалом этого альянса стала поддержка профсоюзами блока "Отечество - Вся Россия" (ОВР) на думских выборах 1999 года и избрание заместителя Михаила Шмакова - Андрея Исаева - депутатом Госдумы по списку ОВР.

Михаил Шмаков умело конвертирует политическую близость к Юрию Лужкову в коммерческие дивиденды. Так, в течение уже шести лет подряд мэрия Москвы ежегодно выделяет от $10 млн до $20 млн на проведение новогодней елки в Кремле. ФНПР выступает одним из ее организаторов. При этом профсоюз ежегодно передает подряд на праздник компании "Арт-Микс", гендиректором которой является сын Михаила Шмакова - Виктор.

В дальнейшем безнаказанная измена привела к серии предательств. Именно Андрей Исаев, позже став членом Политсовета партии "Единая Россия" и председателем комиссии по труду и социальной политике, протащил сначала антинародный Трудовой Кодекс, в котором профсоюзы потеряли ключевое право - не согласовывать увольнение своих активистов, потом - закон "О монетизации льгот", вызвавший по всей стране народные бунты, а после шумных празднований 60-летия победы СССР над немецко-фашисткой Германией - закон "О Знамени Победы" без серпа и молота, чем вызвал к себе открытую ненависть ветеранов Великой отечественной войны. Самое главное для связки профсоюзного босса Михаила Шмакова и депутата Андрея Исаева - сохранить контроль над собственностью профсоюзов. Формально имущество профсоюзов принадлежит в равной мере всем членам, но управление было возложено на их центральный орган ВЦСПС, затем Совет ВКП СССР, затем Совет ФНПР.

На профсоюзную недвижимость претендуют чиновники и стоящие за ними силовые и коммерческие структуры, адвокаты которых считают, что многие объекты "профсоюзной собственности" создавались на средства госбюджета СССР, а затем передавались "трудящимся в лице ВЦСПС". Так, гостиничный комплекс "Измайлово" строился в конце 70-х годов как олимпийский объект. На его строительство привлекались работники московских предприятий, которые получали право внеочередного получения жилья. После Олимпиады 1980 года все корпуса гостиницы и концертный зал были переданы в ведение профсоюзов. Через двенадцать лет распоряжением мэра Москвы Юрия Лужкова были закреплены за Московской федерацией профсоюзов.

С 1992 года было отдано 2582 объекта профсоюзной недвижимости: 678 санаториев (среди них сочинские им. М. Тореза, "Лазаревское", примерно, половина санаториев и домов отдыха Кавказских Минеральных Вод); 131 гостиница (в том числе 4 корпуса крупнейшего в Европе комплекса "Измайлово"); 568 стадионов и спорткомплексов (конно-спортивный комплекс "Битца", спорткомплексы "Сокольники> и "Крылья Советов>), полтысячи пионерских лагерей, Дворец профсоюзов в Москве, автобазы, магазины. Например, здание Института повышения квалификации профсоюзных кадров было продано банку Столичному, пансионат "Пестово" - Центробанку, пансионат "Воронцовский парк" - нефтяной компании "ЛУКОЙЛ>, санаторий "Родина" - службе внешней разведки. Независимые эксперты оценивают это от $ 6-7 млрд до $ 100 млрд.

Такой разброс цен объясняется тем, что зачастую недвижимость покупали явно задним числом и по заниженной стоимости. Так, только в январе 2007 года стало известно, что около года назад 12 гектаров элитной земли детского лагеря отдыха "Балтиец" вместе с 11 капитальными строениями, раньше принадлежавшими профсоюзу Балтийского завода, расположенной в курортном месте на берегу Финского залива, были проданы, приблизительно, за 1 млн рублей - стоимость однокомнатной квартиры в центре города. Покупатель - неизвестная инвестиционная компания, которая обещает построить здесь коттеджи.

Чиновники из комитета по управлению городским имуществом заявили, что не выявили никаких нарушений при приватизации "Балтийца". После таких заявлений руководство независимых профсоюзов испугалось даже написать заявление в правоохранительные органы с требованием проверить явно сомнительную сделку.

Особо ценную недвижимость Шмаков оставил под личным контролем. Главным из них является гостиничный комплекс "Измайлово", 50% акций которых принадлежит Московской конфедерации профсоюзов, по 12,5% - ФНПР и "Интуру". Официально три гостиничных здания "Измайлово" общей площадью около 50 тыс. кв. м убыточны. Тем не менее риэлтерские агентства предлагают в аренду офисы в гостинице по цене от $300 за кв. м в год и выше. Если по таким расценкам сдается вся гостиница, то она приносит профсоюзным бюрократам из ФНПР около $15 млн в год.

В Санкт-Петербурге профсоюзам принадлежало 177 зданий с весьма высокой инвентаризационной и рыночной стои-мостью. Сделки с продажей профсоюзной недвижимости зачастую носили откровенно криминальный характер. Поэтому 23 мая 2004 года руководители крупнейших отраслевых профсоюзов публично потребовали отставки председателя Федерации профсоюзов Санкт-Петербурга Гарри Лысюка. Поводом для скандала стало заключение ревизионной комиссии по итогам проверки за 2003 год. Главная претензия проверяющих - попытка продать по символической цене крупнейший в городе Дворец Культуры имени Кирова фирме "Петропроинвест", которая, по мнению экспертов, была связана с сыном профсоюзного босса.

Ранее Гарри Лысюк без согласований с коллегами продал по заниженным ценам участок земли под Дворцом Культуры имени Ленсовета и семь гектаров земли рядом с телебашней в центре города, а также подписал целый ряд документов по "безвозмездной" продаже центрального яхт-клуба и акций Дворца Спорта "Юбилейный":

Осенью 2004 года накануне скандальной отставки Гарри Лысюк был сильно избит. Многие связывали нападение на него с конфликтом различных коммерческими структурами при попытке "мягкого захвата" стадиона "Спартак", расположенного на Крестовском острове, рядом с правительственной дачей и дипломатическими резиденциями.

С приходом Владимира Дербина процесс приватизации профсоюзного имущества на недолгое время опять вернулся в правовое поле. В феврале 2006 года комитет по управлению государственным имуществом (КУГИ) Санкт-Петербурга объявил о критериях разграничения прав на объекты собственности ФНПР. Предполагалось, что в рамках этого соглашения профсоюзы "мирно поделятся" с городскими чиновниками лакомыми кусочками недвижимости. "Правовые основания, на которых профсоюзы владели и владеют объектами собственности, не всегда однозначны, - пояснил тогда глава городского КУГИ Алексей Чичканов. - По различным объектам мы находимся в судебных спорах. Принципиально судами уже принята позиция о том, что переданные когда-то на баланс профсоюзов объекты должны оставаться в собственности государства. Но с этим профсоюзы не хотят согласиться. При этом есть случаи, когда за десятки лет у профсоюзов действительно возникали права собственности".

Уже в ноябре 2006 года прямо на площади Труда, рядом с местом работы был избит начальник управления собственности Федерации профсоюзов Санкт-Петербурга и Ленинградской области Юрий Барановский, который был доставлен не в профсоюзную больницу, а в частную клинику "Медем" на улице Марата. В печати появились свидетельства, что Юрий Барановский находился в жесткой оппозиции к своему непосредственному начальнику Владимиру Дербину по вопросам собственности.

По мнению простых людей, Михаил Шмаков обманом пришел к властной должности в российских профсоюзах. Таким же обманом он "цепляется за свое кресло". Осенью 2006 года на съезде ФНПР было принято решение - ограничить возраст пребывания лидера на своем посту 60 годами. Казалось, дни председательства Михаила Шмакова сочтены. Но опытный бюрократ кулуарно изменил устав и даже после юбилея останется в своем кабинете. Подобный опыт "изменения правил во время игры под себя" есть у другого сторонника партии "Единая Россия" - ректора Санкт-Петербургского Государственного Университета Людмилы Вербицкой. Когда она возглавила Университет, устав ограничивал возраст ректора теми же 60 годами. Но Людмила Вербицкая после того, как уволила по возрасту всех своих конкурентов, также кулуарно изменила уставные документы и спокойно коммерцилизирует под свою команду один из лучших университетов России. Сейчас Михаил Шмаков живет в "Птичке" - элитном поселке на Рублево-Успенском шоссе в 27 км от МКАДа в Захаровском районе Московской области. Стоимость особняков там варьируется от 850 тысяч до 10 миллионов долларов США. В "Птичке" обитают дочь бывшего председателя

Государственного таможенного комитета Анатолия Круглова - Анна Круглова и его зять Андрей Нероденков. Кстати, господин Нероденков проходит по делам "Мабетекс", "Мерката и Павел Бородин". Его фамилия, среди прочих, содержится в международном следственном поручении швейцарского следователя Даниеля Дево. Обосновался в "Птичке" и топ-менеджер Внешторгбанка Дмитрий Тулин. Там подолгу гостили бывший руководитель администрации президента России Валентин Юмашев, бывший пресс-секретарь президента Вячеслав Костиков, еще один бывший глава кремлевской администрации Сергей Филатов, бывший директор компании "ОРТ-реклама", а ныне сенатор Сергей Лисовский, нынешний вице-мэр Москвы Валерий Шанцев: Михаил Шмаков и его окружение удачно вписались в либеральную систему ценностей нынешней элиты современной России. На мой взгляд, они уйдут в историю только вместе с коррумпированными чиновниками, авторитетными бизнесменами и партией, которая их "крышует". Важно, чтобы вместо одних "шмаковцев" на их место не пришли другие проходимцы, воры и вруны! Наша общая задача - победить их в честной и открытой борьбе!

15 апреля 2007 г.

 

Михаил Дружининский,
представитель комитета Единых действий
по защите социально-трудовых прав граждан

 


[ Начало ] [ О комитете ] [ Как с нами связаться ] [ Акции протеста ]
[ Против политических репрессий ] [ Против уплотнительной застройки ] [ Из опыта борьбы ] [ Ссылки ]