КЕД: Комитет Единых Действий
в защиту социально-трудовых прав граждан
Санкт-Петербурга и Ленинградской области

[ Начало ] [ О комитете ] [ Как с нами связаться ] [ Акции протеста ]
[ Против политических репрессий ] [ Против уплотнительной застройки ] [ Из опыта борьбы ] [ Ссылки ]


 

Нет косолапым реформам!

 

 

 

Яндекс.Метрика





(L) Copyleft,
2003 - 2022

 

 

ДИСКУССИЯ О НАЦИОНАЛИЗАЦИИ:
ВЗГЛЯД РАБОЧИХ И ПРОФСОЮЗОВ

В связи с кризисом, ухудшением общей социальной ситуации и ростом числа активных трудовых конфликтов в поле общественной дискуссии вернулось понятие "национализация".

Однако вопрос государственного вмешательства и, более того, национализации вызывает много вопросов. Для их разрешения нужно разобраться в российской социально-экономической модели, основными элементами которой являются слабость массового движения, с одной стороны, и неолиберальный характер государства, с другой. Впрочем, кризис, может изменить эту ситуацию.

Лозунг "национализации" в ходе трудовых конфликтов

Слово "национализация" громко прозвучало в связи с пикалевскими событиями. В конце 2008 - середине 2009 года работники и жители Пикалево в ходе акций протеста обращались к собственникам и властям с призывом остановить сокращения и запустить производство. При этом для них было не принципиально, произойдет это путем национализации трех предприятий или одного из них, создания совместного предприятия или слияния или же все три собственника попросту договорятся и возобновят производство. Напомню, именно прекращение поставок сырья с одного из заводов привело к остановке других. До 2004 года все они составляли единый производственный комплекс.

Уже в апреле в связи с пикалевскими событиями лидеры ФНПР заговорили о необходимости борьбы с неэффективными собственниками вплоть до национализации. Об этом речь шла, в частности, на собрании комитета Госдумы по труду и социальной политике. 3 июня глава комитета Андрей Исаев и депутат Михаил Тарасенко (глава Горно-металлургического профсоюза России) внесли в нижнюю палату законопроект "Об обращении имущественных комплексов, находящихся в собственности юридических лиц ООО "Базэл-Цемент", ЗАО "Евроцемент групп" и ООО УК "СевЗавПром" в собственность Российской Федерации".

Целью этого законопроекта было восстановление единого производственного комплекса. Законопроект активно поддерживали жители города и объединенный профсоюз во главе со Светланой Антороповой. Однако оказалось, что правительство этот законопроект не поддерживает, и он даже не дошел даже до парламентских слушаний. Тем не менее, как мы знаем, производство в городе было восстановлено в соответствии с договорами между собственниками, заключенными 4 и 9 июня. Таким образом, восстановление единого технологического комплекса произошло, - более того, это было сделано при прямом участии государства. Производственный комплекс был запущен уже в 10-х числах июня.

В разговоре с главой профкома Лобвинского биохимического завода (ЛБЗ) Андреем Абузяровым я отметил, что свердловское правительство рассматривало возможность принятия областного закона о национализации проблемных предприятий. Андрей на это ответил: "Вы мне сыпете соль на рану. Мы говорим об этом уже два года". Он рассказал, что уже два года назад профкомом был поднят вопрос о национализации ЛБЗ, как единственном пути решения его проблем. Проходили встречи с чиновниками, на которых обсуждалось принятие такого закона, только дальше разговоров дело не идет. Подобные инициативы областных чиновников возникают довольно часто, - в основном, в период обострения трудовых конфликтов.

Напомним, летом 2008 года завод закрыт, а все его работники уволены. Проходило несколько акций протеста, включая голодовки, митинги в Лобве и в Екатеринбурге перед зданием правительства Свердловской области. Основное требование - возвращение долгов по заработной плате, запуск предприятия и налаживание его работы.

Как отмечает Абузяров, проблема неэффективности работы частных собственников характерна для всей России, положение ЛБЗ - лишь частный случай. Именно государство, по его мнению, должно взять на себя восстановление производства предприятия, налаживание производственных связей с другими предприятиями, сбыт продукции, развитие социальной инфраструктуры. Эту же мысль он озвучил перед премьер-министром Владимиром Путиным во время его встречи с руководителями профсоюзных организаций ФНПР 25 марта 2009 года.

В профсоюзном комитете ООО "Алттрак" (ранее - Алтайский тракторный завод, город Рубцовск, Алтайский край) отмечают, что для них основной вопрос - это обеспечение предприятия заказами. Основная проблема - отсутствие рыночного спроса на производящиеся на заводе трелевочные и сельскохозяйственные тракторы. В течение лета при поддержке профкома прошли несколько акций протеста. Основные требования и лозунги были связаны с невыплатой заработной платы, массовыми сокращениями работников, отсутствием перспектив налаживания производства, перспективой безработицы.

Именно в обеспечении заказов должна проявиться, по мнению профсоюза, стабилизирующая роль со стороны краевого или федерального правительства. При этом для профсоюза не очень важно, будет ли у предприятия частный собственник или государственный. В организации положительно смотрят на заявления губернатора Алтайского края Александра Карлина о программе по развитию сельского хозяйства края, так это поможет тракторному заводу за счет заказов преодолеть кризисную ситуацию. Кроме того, в профкоме позитивно отнеслись к планам собственника о модернизации производства. Тем не менее, общая обстановка в городе и производстве пока не изменилась, намеченный на 21 сентября запуск завода не произошел.

Одним из немногих примеров перехода компании, в которой имел место активный трудовой конфликт, под контроль государственных структур является комбинат "Русский вольфрам" в Приморском крае. Классической национализацией эти действия назвать сложно.

Работники "Русского вольфрама", много месяцев не получающие зарплату и сидящие без работы в небольшом поселке в Приморье, за последний год провели несколько массовых митингов и голодовок. Активную помощь работникам оказывала профсоюзная организация, входящая в ФНПР. В различных обращениях и резолюциях акций протеста звучали главные призывы к властям - смена собственника, возобновление работы "Русского вольфрама", обеспечение его госзаказами. В качестве конкретных моделей работники предлагали как выкуп завода в государственную собственность, таки и возвращение комбината в структуру Приморского ГОКа.

После многих месяцев протестов и просьб, 14 июня губернатор Приморья Сергей Дарькин подписал соглашение с представителем собственника и представителем профсоюза ОАО "Русский вольфрам". Согласно договору, владелец комбината ОАО "Русский вольфрам" передаст юридическому лицу, определенному администрацией края, в аренду на пять лет основные фонды, обеспечивающие производственный процесс. В итоге, комбинат оказался под контролем краевого унитарного предприятия "Примтеплоэнерго", который к концу июля завершило прием на работу бывших работников комбината.

Среди планирующихся краем мероприятий назывались: разработка и внесение в краевое Законодательное собрание закона, обеспечивающего государственную поддержку предприятиям горнорудной промышленности, которые оказались в сложной ситуации, а также создание в Светлогорье крупного комплекса по добыче полезных ископаемых и переработке леса. Об этих планах говорил сам губернатор Дарькин. Однако перспективы компании не ясны, как неясны возможные рынки сбыта для ее продукции и реальность обещаний приморских властей.

Интересная ситуация на спиртзаводе "Петровский" в Ивановской области. Основные требования работников, звучавшие в ходе многочисленных акций протеста, - возвращение долгов по зарплате, прекращение развала предприятия, запуск производства. Работниками даже планировался поход на Москву, который удалось предотвратить в том числе с помощью жестких репрессивных мер против активных участников протестов.

ОАО "Спиртзавод "Петровский" входит в ЗАО "Группа предприятий "Ост". При этом все производственные цеха и оборудование находятся в собственности государства, а точнее - Росимущества, а группа "Ост" лишь арендует их. Губернатор области Михаил Мень делает заявления о переводе завода в областную собственность, но проблема так и осталась не решена, долги по зарплате до сих пор не выплачены.

Рассмотрев различные трудовые конфликты, можно прийти к выводу, что лозунг национализации выдвигался работниками лишь тогда, когда они разочаровывались в возможностях частного собственника разрешить критическую ситуацию. Говоря о национализации, работники, скорее, стремились обратить на себя внимание государства, чем хотели именно перевода предприятий в госсобственность. При этом верно отмечается, что вопрос разрешения проблем предприятий - это не просто переход их в собственность государства. Это, в первую очередь, вопрос налаживания инфраструктуры, стимулирования производства, обеспечения сбыта, модернизации производственных мощностей.

В свою очередь, мы можем привести различные примеры государственных или находящихся под контролем государства предприятий - ОАО "АвтоВАЗ", ОАО "Российские железные дороги", Государственная транспортная компания "Россия", тот же спиртзавод "Петровский". Все они свидетельствуют отнюдь не в пользу государственной собственности.

Что такое госсобственность в современной России?

Российская социально-экономическая модель имеет две характерные черты - это крайне неолиберальный характер экономики и сильная роль бюрократии в общественных процессах. Это важно отметить для понимания сущности процесса национализации в нашей стране.

Развал Советского Союза и реформы в России пришлись на период так называемого "либерального наступления" 1980"1990-х годов. Итогом этой эпохи стал отказ от модели "социального государства" и полномасштабное наступление на права и интересы трудящихся в странах Запада. Российский капитализм, - особенно, в период правления Владимира Путина, - стал наиболее полным воплощением либеральных принципов той эпохи.

Российская рыночная модель ориентирована на непосредственное извлечение прибыли из имеющихся производственных мощностей. В этом случае развитие получает, прежде всего, основное, - или, как это принято называть, профильное, - производство. При этом собственник избавляется от всех производств и структур, находившихся на балансе предприятия и не приносивших прибыли. В число непрофильных структур попадают как вспомогательные производства, так и объекты социальной инфраструктуры и культуры. Предприятия эксплуатируются до тех пор, пока из них можно выжать прибыль, в свою очередь, в модернизацию денег практически не вкладывается.

Дело в том, что отечественная промышленность и инфраструктура, на которые пришелся основной удар кризиса, вышли из советской экономической модели. Ведь эти предприятия строились и задумывались для функционирования в заведомо нерыночной среде. Именно этим обусловлены проблемы их интеграции в среду рыночную. Вот почему требование вернуть их под контроль государства является логичным, - так как несет в себе идею возврата к плановой экономике, которая работает на кардинально других принципах, где максимальная прибыльность (и даже эффективность) не являются ни основными, ни тем более единственными критериями. Стоит еще отметить, что в сохранении и работе отечественных предприятия заключалась своего рода специфическая социальная ориентированность российской экономики 1990-х годов, в которой такие предприятия и непрофильные производства вокруг них, вопреки всему, все еще сохранялись.

Говоря о традиционно важной роли чиновничества в нашей стране, то она связана, с одной стороны, с тем, что процессом рыночных реформ руководила советская бюрократическая номенклатура. С другой стороны, усиление роли чиновнического аппарата произошло в период правления Владимира Путина. Это было связано с крайней нестабильностью российской социально-экономической системы в конце 1990-х - начале 2000-х годов. Итогом политических реформ серединных 2000-х годов стало укрепление властной "вертикали" и усиление позиций федерального центра и силового блока через фактическое лишение политической власти финансово-промышленных и региональных элит.

Элементом российской экономики является присутствие в ней бюрократии в качестве специфического собственника. На это стоит обратить внимание, когда мы говорим о национализации. В России государственный аппарат не выполняет функцию, возникшую в период "социального государства" в Западных странах и частично сохранившуюся до сих пор, - регулирования экономических и общественных отношений.

В нашей стране чиновники являются особой экономической группой, фактически владеющей целыми отраслями промышленности. Поведение людей, формально являющихся госслужащими в этих отраслях, ничем не отличается от поведения частных собственников. Владение предприятиями осуществляется по корпоративным принципам с целью извлечения прибыли. Госсобственность является в России лишь частным случаем частной собственности.

Национализация, особенно, крупных и прибыльных промышленных предприятий или корпораций, не означает ничего более, чем их переход из одних рук, стремящихся к наживе, в другие руки, не менее стремящиеся к наживе. "Так что в случае с национализацией уместно вспомнить мудрый совет-притчу: будьте осторожнее со своими желаниями, иногда они имеют свойство исполняться", - горько иронизирует по поводу прихода на "АвтоВАЗ" госкорпорации "Ростехнологии" Андрей Ляпин, один из лидеров МПРА, в своей заметке "Национализация наизнанку".

Поэтому вопрос о том, будет ли национализация проведена или нет, не является ключевым. Противопоставление "государственное - частное" в современной России во многом ложно. Действительно важным является другое - могут или нет работники осуществлять контроль над действиями администрации своего предприятия. Здесь мы приходим к важнейшему вопросу - роли и месту органов трудящихся на предприятии, то есть профсоюзов.

Мнение свободных профсоюзов и социальных движений

Еще до кризиса свободные профсоюзы, - Всероссийская конфедерация труда (ВКТ), Конфедерация труда России (КТР), Федерация профсоюзов России (ФПР), - своей основной задачей видели расширение базовых профсоюзных прав - на объединение, на ведение коллективных переговоров, на забастовку. По мнению Бориса Кравченко, президента ВКТ, эти права в России существуют лишь формально.

В принятом в январе 2009 года заявлении Совета Межрегионального профсоюза работников автопрома (МПРА, ВКТ) говорится: "Мы настаиваем на участии в принятии решений, непосредственно затрагивающих интересы рабочих, на предоставлении информации о состоянии дел в наших компаниях, на участии представителей работников (профсоюза) в принятии "антикризисных" решений, касающихся зарплаты, занятости и условий труда. Наше требование о рабочем контроле становится еще более актуальным при условии оказания государственной поддержки отрасли".

Конкретные предложения МПРА, изложенные в заявлении, касаются, прежде всего, установления профсоюзного контроля за выделяемыми предприятиям государством финансовыми средствами, открытия финансовой документации и информации о прибылях, создания антикризисных комитетов с участием профсоюзов. Эти предложения ставят под вопрос ставшую традиционной для путинской эпохи модель бесконтрольной власти собственников.

Заявление Совета МПРА нашло некоторую поддержку в среде свободных профсоюзов и социальных движений. Оно были подробно рассмотрено участниками проходившего в апреле 2009 года в Ижевске Уральского социального форума (УСФ). По его итогам были приняты документы, в числе которых резолюция "Народный ответ кризису". Во всех документах и, особенно, в упомянутой резолюции, предложения профсоюзников не только нашли свое отражение, но и были дополнены в части рабочего контроля, развития низовой самоорганизации и отстаивания социальных гарантий. Были достигнуты договоренности о проведении кампании "Работники, граждане - все вместе за выход из кризиса не за счет народа!" на основе антикризисных предложений МПРА и УСФ.

Антикризисные предложения МПРА и Уральского соцфорума, непосредственно относящиеся к производственным вопросам, в наибольшей степени и наиболее радикально, чем какие-либо другие заявления и документы свободных профсоюзов, выражают устремления и задачи профсоюзного и рабочего движения в России. Стоит, однако, отметить существование проблем, - как в области межпрофсоюзных отношений, так и в области отношений профсоюзов и других социальных движений, - которые серьезно осложняет задачу проведения полноценной общероссийской кампании.

По инициативе и при активном участии МПРА в течение последнего года прошло несколько семинаров, на которых происходил актуальный обмен профсоюзным опытом. В качестве одной из основных задач на многих семинарах ставилось расширение своей членской базы. Боевые профсоюзы осознают, что пока монополия организованного профсоюзного движения остается в руках ФНПР, а массовое рабочее движение отсутствует, всякие лозунги расширения прав трудящихся и их представительных органов, останутся лишь лозунгами.

Подытоживая, можно отметить, что работники, - как частных, так и государственных предприятий, - ищут выход из сложной ситуации, в которой они оказались в связи с кризисом. Этот выход им часто диктуется традиционными представлениями о роли государства и чиновничества, оставшимися отчасти в наследство от СССР, отчасти опытом государственного участия в Западной Европе. Боевые профсоюзы, несмотря на свою крайнюю пока малочисленность, предлагают работникам реальную альтернативу - объединение и самоорганизацию для достижения своих требований.

03 октября 2009 года

 

Александр Лехтман,
ИА "ИКД"
http://www.ikd.ru/node/11130

 


[ Начало ] [ О комитете ] [ Как с нами связаться ] [ Акции протеста ]
[ Против политических репрессий ] [ Против уплотнительной застройки ] [ Из опыта борьбы ] [ Ссылки ]