КЕД: Комитет Единых Действий
в защиту социально-трудовых прав граждан
Санкт-Петербурга и Ленинградской области

[ Начало ] [ О комитете ] [ Как с нами связаться ] [ Акции протеста ]
[ Против политических репрессий ] [ Против уплотнительной застройки ] [ Из опыта борьбы ] [ Ссылки ]


 

Нет косолапым реформам!

 

 

 

Яндекс.Метрика





(L) Copyleft,
2003 - 2022

 

 

НУЛЕВЫЕ ЛИБЕРАЛИЗМА

Конфликт и раскол, произошедшие во время первых двух дней работы федерального съезда политической партии "Правое дело", стали, вне всякого сомнения, главным российским политическим событием ушедшей недели. Вместо выдвижения списка кандидатов в депутаты Государственной Думы и принятия предвыборного Манифеста случилось совершенно невероятное, с точки зрения стороннего наблюдателя: председатель партии Михаил Прохоров потерял свой пост и вместе со своими сторонниками покинул "Правое дело", попутно обличив должностных лиц из администрации президента РФ.

Ход событий, предшествовавших съезду и случившихся уже по ходу его заседаний, довольно подробно воспроизведен и многократно прокомментирован в печатных и электронных СМИ. Поэтому не будем повторяться. Тем более, с точки зрения аналитики, наиболее любопытна вовсе не поминутная хронология, а причина, почему всё так произошло. Случившееся с Михаилом Прохоровым заставляет задуматься над тем, что ждёт проект легальной респектабельной либеральный парламентской силы в России в целом и партию "Правое дело" (как один из его возможных вариантов) в частности? Каковы дальнейшие перспективы Михаила Прохорова?

Разумеется, первым и, пожалуй, определяющим фактором краха партийной карьеры 46-летнего миллиардера, столь блестяще стартовавшего в качестве лидера партии всего-навсего 25 июня этого года, стал конфликт с высокопоставленными чиновниками. С теми самыми руководителями администрации Президента РФ, которые, собственно, и дали совсем недавно своё веское "добро" на "десантирование" Михаила Дмитриевича на, скажем прямо, хилый по своим размерам и электоральному влиянию плацдарм современного отечественного либерализма. Сам бывший теперь уже председатель партии "Правое дело" довольно откровенно поведал об этом в дни противостояния в выступлении перед группой своих сторонников и чуть позже в интервью "Газета.Ру": "...Сурков предлагал. Очень мягко, естественно, это происходит: "вы посмотрите..." ...чисто просьба. Но потом, когда на эту "чисто просьбу" не реагируешь, начинаются сразу у всех некоторые сложности. В последние 10 дней началось серьёзное давление: руководители всех региональных отделений или делегаты съезда были вызваны по команде Суркова в администрации (местные), с ними была проведена профилактическая работа, связанная с тем, чтобы не голосовать за Ройзмана на съезде. Не угрозы, просьба. Иначе может быть все не так, как вам бы хотелось. Ну вот, система вот такая... Мы проанализировали документы, факты, кто, где, когда был и так далее. Вчера (в среду) обработка продолжалась: в 10 часов (вечера) в АП вместе с Сурковым собрали ряд делегатов, промывали им мозги, очень сильно просили, чтобы они не ехали на съезд, вернее, на собрание (так Прохоров назвал сбор своих сторонников - S.N.), а поехали на ту сходку (оппонентов Прохорова - S.N.)... Причина очень простая. Владислав Юрьевич Сурков привык, чтобы все партии были марионеточными и плясали под его дудку. Партия "Правое дело" не плясала под его дудку. В этом и причина конфликта... Считаю, что по Ройзману был просто предлог. Если было бы что не так, был бы другой предлог. В партию пришли люди, которые имеют самостоятельные взгляды и не являются "шестерками", которые исполняют любую команду. В этом и проблема".

Вещи прямо названы своими именами: "Причина очень простая. Владислав Юрьевич Сурков привык, чтобы все партии были марионеточными и плясали под его дудку. Партия "Правое дело" не плясала под его дудку. В этом и причина конфликта...". И довольно откровенно и живописно раскрыт механизм "руководства" внутрипартийной жизнью и наказания ослушников со стороны, заметим, не имеющих никаких прав на подобное вмешательство чиновников исполнительной власти. Нельзя сказать, что данные оценки прозвучали, как новое откровение. Те, кто, так или иначе, в последние десять-двенадцать лет имел хоть малейшие касательство к общественно-политическим процессам в нашей стране, знали, как все происходит. Система работает именно так, причём не только в районе Кремля и Старой площади, где располагается администрация президента РФ. На региональном и даже на муниципальном уровне есть свои владиславы сурковы и свои радии хабировы, действующие по похожим правилам в аналогичных обстоятельствах. Но широкая общественность такого рода разоблачения со стороны одного из действующих лиц, медийно раскрученного за последние месяцы до уровня политика первого ряда, услышала, пожалуй, впервые. Правда, вызывает сомнение утверждение Михаила Прохорова, что "Правое дело", воссозданное по разнарядке Кремля, не плясало под кремлёвскую дудку. Но тем ещё более показателен тот факт, что Прохорова лишили партии из-за того, что он разошёлся с Кремлём лишь в одном вопросе, а именно отказался вычёркивать из списков партии Евгения Ройзмана.

В этом смысле произошедший "обмен любезности" между опальным олигархом и "анонимным кремлевским источником", за которым легко угадывается никто иной, как сам Владислав Юрьевич Сурков, весьма показателен и многозначителен: в стране есть "кукловод, который дезинформирует российское руководство, оказывая давление на СМИ, и этого кукловода зовут Владислав Сурков". "Пока такие люди управляют политическим процессом, политика в России невозможна, я со своей стороны буду делать, все возможное, чтобы отправить Суркова в отставку", - заявил Прохоров. "Пока в отставку отправился он сам, - сказал неназванный представитель Кремля. - Можно понять состояние Прохорова, которого выгнали из "Правого дела" его же соратники. Видимо, его странные заявления связаны с душевными переживаниями из-за собственных ошибок и неудач". Также источник в администрации президента отметил, что "Прохоров перепутал управление частной компанией с политической работой, а съезд - с корпоративом, на котором выступают проплаченные артистки". Этот раунд Прохоров, вне всякого сомнения, проиграл. Но организационная победа Суркова, по большому счёту, не принесла ему лавров. Во-первых, чиновники президентской администрации изначально ошиблись в степени договороспособности и управляемости Прохорова. Видимо, долголетняя привычка давать советы и "чисто просьбы" персонажам, вроде таких оппонентов миллиардера, как Андрей Богданов, Андрей Дунаев и братья Рявкины, не говоря уж о прочих гозманах и явлинских российского либерализма, отучила власть имущих от необходимости изучать и анализировать людей, постоянно искать их сокровенную мотивацию. Во-вторых, чиновники президентской администрации не смогли предотвратить скандал на ранней стадии, когда он только намечался, дали ему выплеснуться не просто вовне, а стать главным медийным событием недели, а, возможно, и месяца. И, наконец, в-третьих, когда уже было принято "твёрдое решение" на изъятие Михаила Прохорова из "Правого дела", осуществлено оно было столь топорно, что возникает вполне обоснованное предположение о серьёзном оскудении подручного человеческого материала, пока еще остающегося в распоряжении Владислава Суркова и Радия Хабирова. В любом случае, целая серия просчётов налицо, и не факт, что они будут забыты или прощены теми, от кого зависят дальнейшие карьерные перспективы кремлевских кураторов партийного строительства.

Впрочем, сам Прохоров, как выяснилось, оказался тоже далеко не столь профессионально пригоден для роли лидера партии, как могло бы, на первый взгляд, показаться со стороны. Получив, согласно принятому на июньском съезде новому партийному Уставу, практически неограниченные (почти "диктаторские") внутрипартийные полномочия, вплоть до роспуска региональных отделений и исключения из партии неугодных, толком воспользоваться ими не смог. Нынешние отговорки смещённого председателя звучат в этом плане крайне неубедительно: "То, что я возглавил, партией не назовёшь, это была оболочка, в которой находились какие-то люди. Некоторые с потенциалом - их было абсолютное меньшинство, некоторые без потенциала. Поэтому у нас было всего два с половиной месяца, чтобы собрать команду в 83 регионах. Соответственно, считайте, у нас было меньше, чем один день на регион. Это значит, каждый день по 15-20 встреч, поэтому я не обращал внимание на мелкие неурядицы, которые могли приводить к остановке процесса. Нам некогда было останавливаться, и партию я не чистил. Просто не было времени, нужно было заниматься делом". Михаил Дмитриевич лукавит. "Чистил", ещё как "чистил": пример исключения всех 1334 членов петербургского отделения "Правого дела" не забыт - прошло всего-то сорок дней с момента роспуска питерской организации. Разгоняя региональные отделения и без разбору изгоняя из партии людей, о деятельности которых он достоверной информации не имел и лично не знал, Прохоров опирался как раз на тех самых ставленников администрации президента РФ, которые по команде сверху и устроили ему крах на съезде 15-16 сентября. Помимо кадровых просчётов имели место и идеологическая невнятица с программным Манифестом, и политические метания в поисках любой перспективной членской и - главное - базы, и заигрывания с националистами со стороны ведущих членов политсовета "Правого дела", и безвкусная наружная реклама "вождя".

Пока не очень понятно, в состоянии ли Михаил Прохоров извлечь уроки из происшедшего с ним и с его бывшей партией. В любом случае политическому оформлению либерального идеологического проекта в нашей стране нанесён ещё один серьёзный удар - жаль, не последний. Перспективы партии "Правое дело" без Прохорова можно смело оценивать как нулевые - на ближайших выборах и, думается, на всех последующих.

19 сентября 2011

 

Владимир Соловейчик
http://www.sensusnovus.ru/opinion/2011/09/19/10994.html

 


[ Начало ] [ О комитете ] [ Как с нами связаться ] [ Акции протеста ]
[ Против политических репрессий ] [ Против уплотнительной застройки ] [ Из опыта борьбы ] [ Ссылки ]