КЕД: Комитет Единых Действий
в защиту социально-трудовых прав граждан
Санкт-Петербурга и Ленинградской области

[ Начало ] [ О комитете ] [ Как с нами связаться ] [ Акции протеста ]
[ Против политических репрессий ] [ Против уплотнительной застройки ] [ Из опыта борьбы ] [ Ссылки ]


 

Нет косолапым реформам!

 

 

 

Яндекс.Метрика





(L) Copyleft,
2003 - 2022

 

 

О ВРЕДЕ ЛИБЕРАЛЬНОГО ПОДХОДА
К ВОЕННОМУ ДЕЛУ

В своей статье "Военная программа левых" я уже говорил о том, что в военном вопросе левым ни в коем случае нельзя плестись в хвосте у либералов. Конечно, мне уже самому в этой статье многое не нравится, но основные мысли я по-прежнему считаю верными. Статья Веры Писаревой "Зачем нужны Студбаты" заставила меня вернуться к этим вопросам, быть может, даже несколько раньше времени. Вера Писарева написала статью, грамотную и уместную с либерально-правозащитной точки зрения, но никак не с точки зрения коммунистической. Я нарочно не говорю "левой", так как здесь может возникнуть ассоциация с евролевыми, которые, - как резонно заметил в своей недавней статье Борис Кагарлицкий - являются, по сути, левой рукой либерального истеблишмента.

Теперь же перейдём, что называется, к матчасти. Создание отдельных учебных частей для образованной молодёжи имеет давнюю историю. Практически все армии конца 19 века знали институт вольноопределяющихся - призывников из числа образованных молодых людей, которые в ходе службы, выдержав соответствующий экзамен, получали звание офицера резерва. Первоначально этот институт создавался как привилегия для выходцев из обеспеченных слоёв общества. В Первую Мировую Войну институт вольноопределяющихся получил огромное распространение, в особенности в России. К концу войны подавляющее большинство офицеров царской армии были выпускниками школ прапорщиков.

Чтобы парировать возможные аргументы по поводу Первой Мировой Войны, скажу, что из стен школ прапорщиков вышли такие выдающиеся военачальники Второй Мировой Войны, как маршалы А. М. Василевский, Ф. И. Толбухин и И. Х. Баграмян и многие другие. Окончил школу прапорщиков и мой прадед - полковник инженерных войск Иван Яковлевич Руденко-Моргун, воспитавший не одно поколение советских военных инженеров. Замечу, что курсантов этих школ учили вовсе не премудростям тактики и стратегии, а по большей части обыкновенной строевой и боевой подготовке - как раз тому, что отличает военного от гражданского. Не стоит также забывать и о военных кафедрах ВУЗов в послевоенном СССР. Конечно, кадровые офицеры звали их выпускников презрительно "пиджаками", подразумевая их низкий уровень подготовки и плохую приспособленность к действительной военной службе. Тем не менее, многие выпускники военных кафедр становились хорошими кадровыми офицерами, в их числе - начальник генштаба ВС РФ генерал армии Анатолий Квашнин, разработчик плана знаменитого броска на Приштину. Надо сказать, что студент ВУЗа, в особенности гуманитарий, нуждается в воспитании дисциплины и выносливости гораздо больше, нежели классический фабричный рабочий. Это обусловлено не какими-то врождёнными причинами, но самим его образом жизни и характером профессии, к которой тот себя готовит.

Практически в чистом виде идею "научных рот" реализовали в Израиле. К слову сказать, Армия Обороны Израиля (ЦАХАЛ) является самой боеспособной в мире армией, комплектуемой по призыву. В ЦАХАЛ существует так называемый академический резерв (атуда академит), в который зачисляются годные к военной службе студенты ВУЗов - равно юноши и девушки. После окончания ВУЗа их призывают на военную службу, присваивая специальное звание, аналогичное званию лейтенанта. Впрочем, если выпускник готов заключить контракт на службу в качестве кадрового офицера, ему просто присваивают звание лейтенанта. Такие офицеры обычно служат в армии по своей специальности - инженерами, связистами, штабными работниками и.т.д.

Второй аргумент гораздо тоньше: кадровые проблемы Российской армии нельзя решить, превратив её в контрактную. Во-первых, даже при дальнейшем увеличении доли оборонных расходов в бюджете, мы не сможем себе позволить обеспечить высокий уровень тех кадров, которые будут поступать в армию по контракту. А уж если следовать либеральной логике сокращения расходов на оборону, то мы будем иметь немногочисленную контрактную армию, составленную из всякого сброда, годную лишь на роль колониальной жандармерии, как во многих странах Латинской Америки. Вообще, безусловное превосходство контрактника над призывником - очередной миф, порождённый метафизическим подходом к проблемам армии. Эту проблему я обязательно разберу в той статье, которая готовится к выходу в специальном "военном" выпуске журнала "Левая политика". Пока же я могу вас отослать к материалам сайта "Анатомия армии". Так или иначе, если Россия хочет сохранить за собой статус "периферийной империи" и, тем более, бросить вызов существующей мир-системе, ни о какой контрактной армии не может быть и речи.

Убожество инициативы Шойгу вовсе не в изначальной идее, а скорее в половинчатости предлагаемых мер. Правящая элита понимает, что если образованная гражданская молодёжь получит доступ к полноценной военной подготовке - не важно, в виде ли восстановленных военных кафедр, службы в резерве или более или менее серьёзной допризывной подготовки, это может быть просто опасно для режима. С другой стороны, власть не хочет создавать лишнюю конкуренцию кадровым офицерам, которые и так недовольны теми жалкими подачками, которые они от неё получили, причём с серьёзным опозданием. Конечно, велик соблазн создать для детей элиты возможность получать офицерские звания без действительной службы, чтобы они затем, и пальцем о палец не ударив, в автоматическом порядке росли в званиях вплоть до подполковника. В конце концов, многие наши политики так и получали свои полковничьи погоны. Что ж, в Португалии такие меры, известные как "Декрет о милисиануш", стали одной из важнейших предпосылок революции 1974 года. Можно долго удивляться и потешаться над моими словами, но в современной ситуации армейские офицеры такие же пролетарии, как рабочие, учителя, врачи и многие другие. Пора уже, наконец, прекратить мыслить категориями конца 19 века. Более того, большую их часть едва ли можно отнести к отряду так называемого "подкупленного пролетариата", в отличие от большей части полиции и других репрессивных структур. Иначе всех нас, кроме самых забитых люмпенов, придётся запихнуть в эту неприятную категорию.

Единственное, что студенты - и то маловероятно - могут получить от инициативы Шойгу , так это практически полное отсутствие так называемой "дедовщины". Впрочем, в современной Российской армии с годовым сроком службы, её масштабы и так существенно сократилась. Так или иначе, на выпуске из студента получится практически никакой солдат и очень сомнительный специалист. Тем более, что отсутствует такой стимул, как хоть и призрачный, но шанс получить офицерские погоны.

В результате в лице "научных рот" мы имеем ублюдочную инициативу, годную лишь в качестве очередной "потёмкинской деревни". Раз уж на то пошло, было бы логично отправить эти "научные роты" полировать наносугробы и белить наноберёзы в Сколково. На этот идиотизм тут же с радостью набрасываются либералы, которые начинают голосить: "ну мы же говорили, что ничего у вас не получится". И те, и другие имеют дело не с реальностью, а с идеологемами. Если же мы хотим разработать и претворить в жизнь настоящую программу преобразования государства и общества - и армии в том числе, - нам с ними точно не по пути. Нам вполне под силу создать мощную, массовую и высокотехнологичную народную армию, способную защитить социальные и экономические достижения нового государства, а также вовлечь кадровых военных в процесс прогрессивных преобразований. И вот в такой армии не придётся ни создавать специальных "научных рот", ни отлавливать по городам и весям беглых призывников.

12 мая 2013

 

Иван Щеголев
http://rabkor.ru/debate/2013/05/12/no-liberals-in-military

 


[ Начало ] [ О комитете ] [ Как с нами связаться ] [ Акции протеста ]
[ Против политических репрессий ] [ Против уплотнительной застройки ] [ Из опыта борьбы ] [ Ссылки ]